Дружба между мужчиной и женщиной

Дружба между мужчиной и женщиной, возможно ли такое?

С мужчинами дружить можно и нужно! И то, что эта дружба все-таки будет иметь элемент принадлежности к определенному полу, по мнению психологов, только внесет изюминку в отношения. Даже если дружба между мужчиной и женщиной — великая иллюзия, ее все равно нужно поддерживать всеми силами, не переходя границ дозволенного между настоящими друзьями, ведь эта дружба тем и интересна, что имеет под собой весьма зыбкую почву. В этом и есть ее отличие от дружбы однополой.

Когда я рассказываю подругам о своих друзьях-мужчинах, к которым у меня нет и не может быть какого-либо другого интереса, они, как правило, хитро улыбаются: »А у них?» И ставят меня в тупик: могу ли я с такой же уверенностью ответить на этот вопрос? Хотелось бы… Или — не хотелось?

Чем копаться в потемках собственной ДУШИ, приведу несколько примеров.

…Мы лежали, тесно прижавшись друг к другу. В комнате было прохладно. Студенческая вечеринка, затянувшаяся до утра — с танцами, играми и джазом в собственном исполнении на губных гармошках, — плавно перешла в повальный сон. И нам ничего не оставалось, как примоститься на узком топчане студенческого общежития и натянуть на себя куцый, протертый плед.

— Неужели ты совсем ничего не чувствуешь? — спросил мой друг Колька.

— Чувствую, что замерзаю… — сказала я,

— И это — все?!

И тут меня осенило. И осенило, и огорошило, и привело в полное замешательство. Я чуть не задохнулась от возмущения. Мой лучший друг — почти брат, почти сестра, наперсник всех моих секретов, посредник всех безумных романов и влюбленностей — и вдруг тако-о-ое! Предатель! Он предал самое святое — нашу дружбу, И во имя чего? Я вдруг ясно ощутила его потные ручонки и прерывистое дыхание… Я немедленно вскочила с этой проклятой койки — она вдруг показалась мне жарче печки.

— И ты, брат?! — переиначила я знаменитую фразу умирающего Цезаря и ушла курить на кухню. Наша дружба — священная и братская — была разрушена, как и моя вера в дружбу с мужчинами.

С тех пор прошло энное количество лет. И вот я сижу в гостиничном номере в каком-то городке, куда в составе делегации поехала в командировку А напротив окна сидит мой друг По иронии судьбы его тоже ЗОВУТ Николай. Его номер — рядом с моим. Но спать не хочется. Мы погасили свет, открыли окно и сидим, пуская дым в открытое ночное окно.

— Ты не хочешь спать? Скажи — я уйду, — говорит Колька-второй. Но нам так здорово разговаривать, что его вопрос — скорее дань вежливости, нежели желание смыться. Колька рассказывает о своей недавней знакомой, в которую, кажется, влюбился. «Эх, если бы она была такая, как ты!» — периодически вздыхает он. За сокровенными разговорами нас застает рассвет.

— Спасибо! — говорю я ему, провожая до дверей номера. Он понимает меня с полуслова и хитро улыбается:

— А ты думала, что может быть иначе?

Откровенно говоря, думала, но вслух произношу другое:

— Если бы было иначе, я потеряла бы такого классного друга!

— Я бы тоже… — как-то невесело говорит он. И уходит отсыпаться.

А я остаюсь одна и думаю вот о чем. За много лет сознательной жизни мы переживаем множество любовей, влюбленностей, бурных (и не очень) романов. Любовь, как правило, имеет свое логическое завершение — упорядочивается в браке или, наоборот, разбивается, освобождая место для новой. Дружба же может длиться вечно. Даже если из-за времени и расстояния превращается в прекрасную иллюзию.

У меня есть еще один давний друг — Колька-третий. Я не видела его лет двадцать. Но это не значит, что его нет. «Только представь себе, рыжая, — пишет он из своей тьмутаракани. — Вчера у меня родился третий сын!» И после подробного отчета о делах семейных, работе и планах на следующее лето, в самом конце не обходится без лирики: «Я часто вспоминаю наши разговоры «о главном»: сколько всего случилось и сколько не сбылось, как быстро проходит жизнь! Я так рад, что ты есть. Даже перед своими я должен как-то хорохориться — я же все-таки мужик! А с тобой могу поговорить — пусть и письменно — совершенно обо всем. Так приятно осознавать, что мы до сих пор понимаем друг друга. Ты мой самый большой дружище, рыжая. Знай об этом!» И я знаю.

Как знаю и то, что поначалу он был все-таки немного влюблен… Просто мы сознательно выбрали наилучшую форму отношений и не ошиблись.

У поэтессы Светланы Короненко есть строки, которые можно перевести так: «Поцелуй возводит непреодолимые для духа границы!» А известный японский писатель Юкио Мисима в автобиографической повести признавался; «Стоило мне наладить с предметом моих вожделений контакт на интеллектуальном уровне, добиться взаимопонимания, как тут же физическое желание испарялось!»

Все это вовсе не означает, что с любимым человеком невозможно дружить. Но таких пар на самом деле не так уж много: искусство любви затмевает значимость дружбы. С любимым женщина стремится быть лучше, чем она есть, с другом можно быть самой собой. Любимому можно (а иногда и нужно в целях профилактики) закатить сцену ревности, измучить опозданиями на свидание или же предъявить милый ультиматум: «Или я — или…» С другом эти номера не проходят — вам нечего делить между собой.

Любовь — и от этого никуда не денешься, — приходит с тяжким грузом сомнений, страданий, разочарований, с бесконечными вопросами: «Любит ли он меня также сильно, как я его?», «Где и на что мы будем жить?», «Как понравиться его родителям?», «Что в первую очередь — ребенок или приобретение стиральной машины?» Друг же может помочь выбрать эту самую машину и затащить ее в вашу квартиру, искренне разделяя ваш восторг по поводу ее дизайна. И на этом — все.

Лишь в одном дружба и любовь сходны — они не требуют доказательств. И тут речь идет именно о дружбе с мужчиной. Если долго не видятся близкие подруги, возникает некоторое отчуждение, и в доказательство преданности нужно обязательно встретиться и поболтать, ибо женская дружба чаще всего зиждется на разговорах и отношениях. С другом-мужчиной можно не видеться годами, но если потек кран или сломался телевизор, его первой фразой никогда не станет упрек дескать, вы совсем его забыли. Ибо дружба мужчины направлена на действие.

* * * * * Всегда ли дружба между мужчиной и женщиной носит двусмысленный характер?» — спросила я у психолога. «Это зависит от внутренней культуры человека, — ответила она. — Но все же мужчина остается мужчиной, а женщина — женщиной, и элемент принадлежности к полу вносит свои коррективы. Чтобы друг-мужчина остался другом (если вы, конечно, не хотите большего!) нужно поговорить с ним о возникшей проблеме двусмысленности. И тогда все станет на свои места».

И я вспомнила тот давний случай с Колькой-первым: мне не НУЖНО было сердиться на него и разочаровываться в умении мужчин дружить. Я могла бы поговорить с ним откровенно, как с другом. Ведь у друзей нет секретов между собой.

Марина Ковальчук, (с)Натали

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *