Красивая подруга (часть 2)

Начало. Однажды случилось вот что. В разное время и в совершенно разных местах мы познакомились с двумя молодыми людьми. Витю я встретила на дне рождения коллеги — довольно унылой особы с атрофированным чувством юмора и остро отточенным, как новый карандаш, любопытством. Витя пришел с не опознанной мною девицей, которая очень быстро слиняла с праздника, из чего Витя заключил, что девица не сильно дорожит его обществом. (Милая, милая девица! Спасибо тебе большое за такую глупость…) Домой мы ушли вместе, любопытная голова коллеги долго темнела в освещенном окне. Через месяц я переехала к Вите и даже купила при этом новый набор кастрюль, что всячески подтверждало мои серьезные намерения. Надю я временно отставила, тем более что у нее появился Максим: по телефону он описывался в положительных и даже превосходных степенях. Все складывалось как нельзя лучше.

Витя вел себя идеально: в срок представил родителям, подарил кольцо и лично настоял на походе в ЗАГС. Разомлев от счастья, я позвонила Наде и пригласила ее с Максимом в гости — мне хотелось отметить помолвку. Кроме Нади с Максимом, я позвала еще несколько знакомых девушек, часть которых обещала прийти со спутниками, и старше го брата с женой.

Надя пришла довольно поздно — и одна. В коридоре, снимая пальто, обмолвилась с досадой, что Максим тоже не выдержал гнета красоты и благополучно растворился в сиреневых далях будущего. Я провела Надю в комнату и представила ее всем сразу. Витя вежливо привстал и поинтересовался, что она будет пить.

«Отлично маскируется», — мелькнуло у меня в голове. Витя ничем не выдал своего волнения и восхищения, хотя Надя в этот день была хороша сильнее обычного: зачесанные кверху волосы подчеркивали изящную лепку лица, так что на моих знакомых девушек было жалко смотреть. У меня внутри шевельнулся червячок неприязни, но я быстро свернула ему его скользкую шею.

Когда гости разошлись (мужчины предлагали захватить с собой Надю, но спутницы принимались наступать им на ноги), я первым делом спросила у Вити, который уже сгружал со стола грязную посуду: «Как тебе Надя?» Идиотский вопрос, если задуматься, но ответ удивил меня куда больше: «Надя — это в зеленом платье? Извини, я не всех запомнил». А в зеленом платье была совершенно другая девушка. Я тут же заподозрила любимого в иезуитстве и начала описывать безумную красоту Нади, отправившую в глухие ямы желания не одну сотню мужчин. Витя взял меня за руки, разгулявшиеся в выразительных жестах, и сказал: «Самая красивая сегодня была ты. И не спорь. Надю какую-то расписывает, дурочка».

Вот уж никогда не думала, что буду так неприлично счастлива, когда меня назовут дурочкой! Дальше и вовсе случилась невообразимая вещь. Расслабившись, я начала активно приглашать Надю к нам в дом, и та охотно откликалась на приглашения — ведь у нее был трудный период в жизни, период, сопряженный с потерей работы и любимого. Первое время

я внимательно наблюдала за другом и подругой, но ничего Такого не заметила, более того, Витя совершенно спокойно общался с Надей, но весь расцветал, глядя на меня… Логично было бы предсказать такое развитие сюжета: коварная Надя, оскорбленная впервые встреченным мужским равнодушием, примется охмурять Витю и в итоге вместе с ним рухнет в поток порочной страсти, тогда как мне останется разыскать свое тело под обломками и решить, что теперь делать с ним дальше. Но нет! Я же говорила, что Надя — чрезвычайно хороший и добрый человек. Создавая Надю, природа явно недодумала: отвалив ей красоты сверх всякой меры, она не снабдила ее ни единым шипом, с помощью которого можно было бы бороться за счастье.

Единственное, на что хватило моей подруги, — робкое признание, прозвучавшее вечером на нашей с Витей свадьбе: «Как я тебе завидую! Меня никто никогда так не любил…»

Красота — вещь никому не подвластная, и, честно говоря, я предпочитаю более практичные ценности. Например, государственный ум или способность обходиться несколько дней без еды. Самая популярная девочка в нашей школе на деле являлась жутчайшим из крокодилов—у нее были неровные, слишком крупные зубы, плохая кожа и маленькие глазки, но она была Самой Популярной, что в тысячу раз ценнее красоты. Она умела хорошо шутить и танцевать, одевалась со знанием дела и в итоге чрезвычайно удачно построила свою личную и профессиональную жизнь. Я иногда встречаю ее в аэропортах разных стран — она все так же очаровательна и даже, по-моему, стала еще лучше.

До встречи с Надей самая красивая женщина, увиденная мною лично, обреталась за прилавком книжного магазина: мы с подружками бегали туда каждый день, чтобы полюбоваться ее боттичеллиевской красотой, и, когда красавица обращала на нас свой газелий взгляд, мы в восторге выбегали из магазина. Про себя каждая из нас решила, что «когда вырастет», тоже зацветет такой же розой. Почему-то я была совсем одна в тот день, когда встретила эту продавщицу на улице с мужем: может, это был и не совсем муж, но во всяком случае он нежно держал нашу Симонетту Веспуччи под руку и заглядывал ей в глаза с особенным выражением. Меня ранило в самое сердце, что этот мужчина был безобразен, неряшливо одет и от него сивушно пахло. Красавица влюблено смотрела на этот вырождающийся тип мужской природы.

Прав был Заболоцкий, с красотой так ничего и не понятно до сих пор: «сосуд она, в котором пустота, или огонь, мерцающий в сосуде»?

Вы спросите, а как же Надя? Чуть раньше меня шагнув за тридцатилетний рубеж, Надя гуляла с кругленьким животиком; я думаю, вы не удивитесь тому факту, что беременность только добавила ей красоты (я, например, в эту славную пору напоминала Вите дракона из телевизионной рекламы «Маалокса»). Теперь красавица Надя живет вместе с маленькой дочкой, которая совершенно не походит на свою мать. Последнему обстоятельству моя подруга чрезвычайно рада и повторяет поучительно, заглядывая в зеркало: «Не родись красивой!»

Часто умение хорошо шутить, танцевать и со вкусом одеваться в тысячу раз важнее красоты.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *